agantis (agantis) wrote,
agantis
agantis

Американские бомбардировки и американское общество


«На стене в приемной у Билли висела в рамочке молитва:
«Господи, дай мне душевный покой, чтобы принимать то, чего я не могу изменить,
мужество – чтобы изменять то, что могу, и мудрость – всегда отличать одно от другого»
К тому, чего Билли изменить не мог, относилось прошлое, настоящее и будущее»
Курт Воннегут. Бойня номер пять.
     Французский философ-революционер Ги Дебор писал, что современный человек живет в обществе спектакля. Он так внутренне оторван от других людей, растворен в обезличенном городе, сосредоточен на быте и узком фронте работы по специальности, что единственная его связь с внешним миром – это картинка на экране телевизора. В зависимости от того, что покажут ему СМИ – он будет верить в злых русских, кровавых ближневосточных диктаторов, нано-технологии, царя-праведника, двенадцатичасовой рабочий день, борьбу с международным терроризмом, инопланетян, сионистов – и что угодно еще. Поскольку попавший в «суету сует» ускоряющейся день ото дня жизни человек не может (да и не хочет) сам прикасаться, удостоверяться и разбираться во всем, что ему говорят – то его картина мира неизбежно формируется «элитой».
      Со временем люди начинают адаптироваться, перестраиваться под эту роль пассивного наблюдателя, вокруг которого разворачиваются неподконтрольные ему события. Они становятся убеждены, что от них ничего не зависит (ведь в их опыте и правда нет ни одного случая, когда их мнение решало что-либо, кроме выбора покупок). Их способность к критическому мышлению отключается – за ненужностью. Наоборот, факты, противоречащие общей картине, грозящие разрушить привычный взгляд на мир – отбрасываются, не замечаются: так хитро работает стоящий на страже человеческого спокойствия разум.
      «— Давай посоветуемся, какое столовое серебро нам выбрать?
        — Пожалуйста.
        — Я остановилась на двух образцах: либо «Датский король», либо «Шток-роза».
        — «Шток-роза», — сказал Билли.
    — Собственно говоря, спешить не стоит, — сказала она. — Понимаешь, что бы мы ни выбрали, нам всю жизнь с этим жить»
      Поэтому мы можем возмущаться, когда американские элиты под предлогом постановочных (и не подтвержденных экспертизой) химических атак начинают новую мировую войну – и их действия не вызывают осуждения ни у собственного населения, ни у народов из «мирового сообщества». Нам не ясно, как можно кричать «вор!» - и воровать, обвинять в убийстве мирного населения – и наносить удар по женщинам и детям.  Может показаться, что американцы не учатся на ошибках – «все» еще помнят, как госсекретарь США тряс пробиркой с иракской сибирской язвой, с известным результатом. Не говоря уже о том, что сами Соединенные Штаты активно передавали химическое оружие своим будущим «жертвам». Однако рядовой американец – человек простой, он начинает беспокоиться только тогда, когда на Родину начинает возвращаться слишком много цинковых гробов. Его не очень-то занимают бомбежки Югославии, Вьетнама, Дрездена или Хиросимы и Нагасаки – только если они не перетягивают чрезмерный объем налогов.
      Элита США отчаянно цепляется за мировое господство – она никогда не отличалась излишним человеколюбием, и странно ожидать от нее этого в веке XXI, с его обессмысленной жизнью и расшатанной моралью. Нам, жителям России, в этом смысле повезло – мы находимся по другую сторону баррикад, на наше несовершенное государство выпала неблагодарная роль борца с хаосом, создаваемым сходящим с ума Западом. Однако не стоит тешить себя мыслью, что общество наше – активное и здравомыслящее. Мы закрываем глаза на многие несправедливости и во внутренней политике, и в повседневной жизни. Нас легко запутать медийными героями, странными протестами, политическими играми. Наши элиты глубоко связаны с Западом, стремятся с ним «подружиться» - и потому их действия частичны и непоследовательны. Еще предстоит узнать, куда это заведет Россию и что в решающий момент будет делать ее народ: крах СССР, расстрел Белого дома, вера в Ельцина («да-да-нет-да»), - все это феномены, вполне сопоставимые по абсурдности с американскими.
      Однако в любом обществе находятся люди – не то, чтобы особенно умные или образованные; скорее, чуть-чуть тоньше чувствующие или оказывающиеся в нужное время и в нужном месте. «Общество спектакля» дает на них сбой. Они – при достаточном упорстве, силе воли, степени осознанности, - имеют шанс побороться со СМИ за умы сограждан. Если люди эти способны к организации, если в них живет вера в победу и любовь к «ослепленным» братьям, - то их усилия могут поднять революцию: в умах, в политике, в реальной жизни.
      В США таким человеком был Курт Воннегут – писатель, прошедший Вторую Мировую, свидетель уничтожения американской авиацией мирного немецкого города Дрезден, в который со всей Германии стекались беженцы и который негласно считался послевоенной германской столицей. Там не было ни крупного производства, ни военных частей – более того, располагавшиеся рядом, на железнодорожном узле, нацистские силы вообще не пострадали. США в феврале 1945 году хотели затормозить продвижение к Берлину советских войск, не дать им завладеть крупным городом. Как обычно, американская элита без колебаний оплатила свои политические интересы тысячами чужих жизней (оценки разнятся: официально штаты говорили о десятках тысяч, их же исследователи – о 130 тысячах, участники и свидетели событий – о 250). Пройдет полгода, и страшнейшие бомбы полетят на Хиросиму и Нагасаки – что многие также расценили как угрозу Советскому Союзу.
      «Ясно было только одно: предполагалось, что все население города, без всякого исключения, должно быть уничтожено, и каждый, кто осмелился остаться в живых, портил дело… Американские истребители вынырнули из дыма посмотреть — не движется ли что-нибудь внизу. Они увидали Билли и его спутников. Самолет полил их из пулемета, но пули пролетели мимо. Тут самолеты увидели, что по берегу реки тоже движутся какие-то люди. Они и их полили из пулеметов. В некоторых они попали. Такие дела.
      Все это было задумано, чтобы скорее кончилась война»
      Воннегут в одном из главнейших антивоенных произведений ХХ века – «Бойне номер пять» - описывает судьбу простого американца, его попытку ужиться с теми событиями, которым он стал свидетелем – а также элиту США, холодно наблюдающую за мучениями своего и чужого «плебса». Это произведение многое может раскрыть в том, как устроен мир рядового гражданина и в наши дни.

      Читать далее на сайте информагентства REGNUM
Tags: война, литература, общество, потребление, развитие, смысл
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment