agantis (agantis) wrote,
agantis
agantis

Немолодёжные проблемы молодёжи

     На прошлой неделе, в связи с Днём молодёжи, меня попросили высказаться по поводу «молодёжных проблем». Разговоры эти, как правило, сводятся к теме вредных привычек – курению, алкоголизму, наркотикам; maximum maximorum – компьютерной зависимости. Психологические журналы расскажут вам про ссоры с родителями, трудности с противоположным полом (с налётом пикапа) и как стать успешным. Причём не «успешным кем-то» (строителем, плотником, учёным), а просто «успешным».
    Обсуждается это всё как нечто случайное, бытовое, ни с чем более глубоким не связанное. Как будто та же наркотизация населения является просто следствием недостаточной информированности кого-то там о вреде наркотиков для здоровья.
    Картина странная, поражающая своим воистину невротическим упорством. Закрадывается подозрение, что эти все разговоры – это магические заклинания, призванные заколдовать реальные беды. Старающиеся убедить, что всё нормально, всё под контролем, всё идёт так, как и должно идти.
    Понятно, что я не писал бы такое вступление, если бы в воздухе не висел запах инфернальщины.


    Возьмём проблему наркотиков. Всегда ли она была? Нет, понятно, что она появилась с разрушением СССР. И корень проблемы – не в интересах каких-то наркобаронов, которым почему-то дали волю – хотя и это тоже, «лихие 90-е» ещё долго будут жить в народной памяти. Корень проблемы – в тотальном разрушении советской системы – смысловой, социальной, политической… При том, что в замен дали нечто крайне неравноценное.
    Вопрос не в симпатиях к СССР, а в структурном плане.  Советский союз можно рассмотреть как некую систему, где верхним этажом был смысл (жизни) – строительство справедливого коммунистического общества, воспитание нового человека, разрушение мира насилия и т.д. Смысл порождал ценности, общественные нормы – кооперацию, дружбу, любовь, семейные отношения и т.д. Отдельным пунктом отмечу труд – он был «в почёте». На соответствующем уровне была и социальная организация – образование, медицину, науку, работу. Наконец, по крайней мере формально, был развит культурный уровень – классические театры, опера, музеи, кино.
    По ряду причин – это отдельный вопрос – оказался снят сначала смысловой уровень – державший всю систему! А затем – в перестройку – было обрушено всё остальное.


    Что было дано взамен? Вместо смысла – деньги. Шаг нетривиальный: это не просто смена «верха», духовного, на «низ», животное. Это превращение всего в товар, т.е. мёртвую, обезличенную вещь – главное, самого человека и его отношений.
    Какие нормы это могло продуцировать? Понятное дело, какие – криминальные. Высшая ценность – экономический успех; в лучшем случае – сила или власть. Самые эффективные занятия – воровство, бандитизм и проституция. Важно, что, разрушен труд – а это проблемы не для экономики, а для развития человека (поскольку, что бы там ни говорили самопровозглашённые психотренеры про саморазвитие, – без упорного и тяжёлого труда человек только деградирует).
    Попытка договориться или уступить – отныне слабость, которая наказывается. Принципы, честь – только мешают и тянут вниз. В случае же, если ты не желаешь следовать подобным «новым веяниям» – оказываешься на обочине, в состоянии изгоя и изоляции.
    Дружба в этих условиях… Ну, в каком-то виде, наверное, возможна – некие банды, «братаны»… Но вот любовь – точно нет: всё товар (нет человеческой тонкости – похоть, пикап), все друг с другом на ножах (невозможность близости), всякий контакт превращается в самоутверждение. Идеал женственности - «Интердевочка», а мускулинности - «Саша Белый». Как показывает практика – к слову, не только нашей страны – проблемы начинаются уже и с сексом. Не такой это тривиальный процесс, как кажется – слишком много человечности требует. Нужны эмоции, нужна эротика…
    По поводу «социалки» сломано немало копий. И всё же, повторю: образование полуживое – система работает на создание потребителя и вора. Общие познания,  умение мыслить – уж точно не нужны. Медицина тоже дышит на ладан – даже в армию берут уже кого попало. Зачем вообще нужна культура – мало кто понимает, и ещё меньше кто способен это объяснить; она сведена к развлечению той или иной степени элитности.

    Итого, мы имеем не просто «руины» системы – а выстроенную антисистему, способную странным образом функционировать, поддерживать себя, самовоспроизводиться и подавлять покушения на своё существование. В принципе, её можно назвать превращённой формой, уничтожающей своё содержание.
    Поясню на примере: есть министерство образования, которое развивает образование – здесь форма (министерство) соответствует содержанию (образованию). Если министерство больше не может развивать образование – оно должно отмереть, быть заменено новым, способным это делать. Однако – есть ещё один вариант: министерство может цепляться за существование, «пожирая» образование, чтобы оставаться «на плаву». Самое здесь важное – понять, что «пожирание» это не есть прямая война с содержанием: министр не сидит и не думает, как же ему развалить учебные программы, выгнать учителей и т.д. Он, например, просто занимается не образованием, а воровством – и все его указы продиктованы не развитием образования, а развитием воровства. Итого – министерство по факту занимается чем-то «непрофильным» (воровством), а образование «по ходу дела» приходит в упадок.

    Если теперь изобразить ту же картину со стороны отдельного человека, то мы получим замкнутый круг, в котором все элементы связаны между собой, поддерживают и воспроизводят друг друга. Ключевое слово, характеризующее полученную сеть – тотальный регресс.
    Оговорю, что регресс не просто возвращает человека и общество «на шаг назад», который с течением времени должен опять перейти в современность. Новая архаизация – не возвращение к корням; это злокачественный процесс, связанный со сломом личности и её способности к развитию.


    1. Десоциализация. Люди либо становятся «лузерами» - пессимистичными, неуверенными, неспособными на доверительные отношения. Либо превращаются в нечто животное – с примитивными потребностями и коммуникациями. В таком состоянии невозможно строить даже быт.
    2. Деисторизация. Потеря героев, потеря связи с большими общностями – страной, народом. Нет даже пресловутой «русскости», к которой адресуют националисты.
    3. Имморализация. Потеря различения добра и зла, удовольствие от разложения и извращений, разрушение норм отношений между людьми.
    4. Декультурация. Потеряна вся сфера тонких эмоций, чувств, взаимоотношений с людьми, обществом, историей, миром.  Следовательно, люди неспособны черпать энергию из чего-то, кроме животных страстей. Которые, в силу последующих пунктов, тоже слабы.
    5. Безэмоциональность. Неспособность в глубокому переживанию, в особенности – чего-то негативного, несправедливого, гадкого. Следовательно, и к мобилизации – на работу, любовь, борьбу, геройство.
    6. Физиологическая депривация. Неспособность мобилизовать организм даже на примитивные реакции: агрессию, интимную жизнь, спасение близкого. Страх за психическую уравновешенность – когда человек не может справиться даже со слабыми эмоциями (кажется, именно это сейчас охватило США, где обычным стало уже со школы «сидеть» на успокоительных и иных психотропных препаратах – в дополнение к традиционным консультациям с психологами).
    7. Физическая депривация. Недоразвитость, неправильное формирование мышц, пониженный тонус.
    8. Отсутствие полноценной медицинской помощи.
    9. Философская гиперинтоксикация. Имеется ввиду отсутствие ответа на вызов смерти, который в полном смысле встаёт перед человеком в момент полового созревания. В «нормальном» случае его даёт либо большой смысл (религия или мировой проект, связывающий индивида с человечеством, историей и другими сущностями, выходящими за пределы его жизни и смерти), либо, по крайней мере, уверенность и жизненный оптимизм окружающих людей – родственников, общества вообще. Если ответ не получен – жизнь становится бессмысленной, исчезает «завтрашний день» - или, вернее, наполняется негативным содержанием.
    10. Разрыв связи поколений.
    11. Деинтеллектуализация. Неспособность мыслить, ориентироваться в реальности, адекватно реагировать, понимать другого человека. Сведение работы и жизни к выполнению простых алгоритмов.
    12. Обесценивание труда. Неспособность работать не только по профессии, но и над собой. Отсутствие правильно организованного и мотивированного труда искажает личность: начинается расхлябанность, лень, любое дело делается с низким качеством. Начинается погружение в диванный гедонизм. Наконец, идёт общая деградация личности.

    Результатом регресса является не просто распад структур (в том числе и общества). Результат – и цель – регресса – расчеловечивание. У человека отчуждают, крадут сначала все высшие средства существования (обеспечивающие его развитие), а затем и низшие – еду, питьё, жилище, способность размножаться. И чем дальше, тем меньше он способен сопротивляться: отключаются «высшие» источники энергии – смысл, любовь, любые эмоциональные и тонкие отношения с миром. А параллельно – калечатся «низшие» источники: здоровье, эмоциональность вообще (даже примитивная)
    Возвращаясь к наркомании и иным порокам – они являются порождением антисистемы, средством ухода из неблагой жизни. Менее явным вариантом того же самого может быть эскапизм, экстрим, и т.д.
    Поскольку регресс – вещь системная, то он воспроизводит себя и подавляет всех, его не принявших. Поэтому необходимо собирать всех «выживших», организовывать вместе с ними другое бытие – и начинать наступательные действия, отвоёвывая у регрессивной системы оставшихся людей и структуры. Я хочу, чтобы собираемый с моим участием интеллектуальный клуб стал одним из звеньев такой борьбы.


Tags: Россия, общество, психология, регресс, человек
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 50 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →