agantis (agantis) wrote,
agantis
agantis

Воинствующий постмодернизм. Часть 1. Теория

    Постмодернизм сошёл со страниц высоколобых филологических и философских книг и стал укореняться в общественном сознании. С такой – не очень-то оригинальной - констатации я начинаю статью, формально посвящённую разбору одной показательной публикации на тему как бы «культуры».
  Я пока что не буду углубляться во весь ворох определений и «концептов» постмодернизма. Предлагаю ограничиться следующей рабочей «схемой»: постмодернизм изымает из жизни любую истину, смысл, объективность, - и предлагает вместо этого пёстрый мир субъективности, когда у каждого есть своё произвольное мнение, «видение», «хотение».

  В «классическом» мире человек должен познавать реальность и либо жить в соответствии с её законами, либо осмысленно, напряжённо, во взаимодействии с другими её изменять. Правильно приложенный труд даёт ему некие результаты, которые и составляют «вкус» его жизни, дарят ему удовлетворение и счастье.
  Постмодернизм же предлагает отбросить реальность как несуществующую или несущественную. Его поле – это личные фантазии, видимость, притворство. Зачем много думать и работать с негарантированным результатом, если можно просто лежать на диване и представлять, что ты – король? Или быть царём в компьютерной игре (фактор высоких технологий в нашей теме вообще чуть ли не ключевой)? Главным источником удовольствия (не стану называть это «счастьем») здесь является процесс игры, не считающийся с реальностью, с объективностью, со смыслом происходящего. Ты делаешь, что взбредёт тебе в голову, передвигаешь и комбинируешь по-всякому реальные объекты и события, дурачишься, смеёшься, и – получаешь удовольствие от подобного процесса. А что ещё надо? Не уж-то выискивать страшную и мучительную «правду жизни»?


  Приложим эту схему к некоей точке реальности под названием «Иероним Босх».
  Что в нём «такого» с классической точки зрения? Сложное отношение к человечеству, творению, попытка найти источник зла в мире и человеке. Хитросплетения «немэйнстримных» религиозных концепций. Определённое видение судеб мира. Связи с элитой, политикой, созвучность некоторым – обладающим реальным влиянием – кругам.

  А в чём же его «вкус» с точки зрения постмодернизма? Смешные человечки в болезненно-нелепых ситуациях. Разнообразие, буйство форм. Известная скабрезность и «низость», придающая «перчику».
  Как говорилось в одной интернет-шутке: как различить великих художников? Если на картине много маленьких людей, но в остальном всё выглядит нормально – это Питер Брейгель – старший. Если же на картине много маленьких людей и с ними творится какая-то больная неведомая фигня – то это Иероним Босх.
Что здесь важно? Не смысл, а эта «прикольная» форма.

  Именно по такому принципу построены мультимедийные выставки Босха («Ожившие видения») и Ван Гога (того, который «на лабутенах»), что ещё недавно катались по стране. Босх – как говорят сами авторы проекта – «приколен», смешон, необычен – и именно поэтому его стоит выставлять. Он, так сказать, «сорвёт куш» среди находящегося в специфическом состоянии общества. На «выставке» нет даже собственно картин – больше отдельные анимированные персонажи и перфомансы «на тему».

    Впрочем, Ван Гог – немного другое. Это пример видения всего как игры. Про клип Ленинграда на песню «Экспонат» чего только не сказали - не буду обсуждать уже изъезженное. Предполагается, что это некая сатира на современное общество и место в нём искусства. Шнур – как видно по тем интервью, где он не играет обычную роль «хама» - человек вполне образованный и чего-то понимающий. На мой взгляд, клип отдаёт даже некоторым презрением и высокомерием – ну да не суть.
  Что делают организаторы обозначенной выставки? Они фиксируют: лабутены и Ван Гог – это «прикольно», «на слуху». Им не важно, в чём тут смысл – сатира это, не сатира. Важна «раскрученность» образа. В итоге – «на голубом глазу» делается то, против чего, по большому счёту, снят клип – Ван Гог на лабутенах. Они «поиграли» «прикольными» образами, создали «перфоманс» в виде замера у посетителей длины каблуков. При чём тут Ван Гог? Да не при чём. Он – лишь часть игры, для которой настоящее содержание Ван Гога не так уж и важно. «Люди всё равно не различают – им что Ван Гог, что Микеланджело,» - острит один из организаторов. Главное – чтобы весело. И вот - в один котёл полетели и художник, и день Святого Валентина (к которому приурочили «акцию»), и «Серёга» Шнур, и лабутены (которые, если уж совсем копать, - обувь из кабаре, «ночных клубов» и французских проспектов – и не таких эстетичных, какими их показал Мане).

    Можно сказать, что утрачивается связь культуры с реальностью. За яркими образами человеческий глаз (или разум?) не может увидеть действительных проблем, мучавших автора. Но постмодернизм идёт до конца: связи и быть не может, потому что сама реальность – случайна, хаотична, смешна, а всякая попытка найти в ней смысл и проблемы – это «синдром поиска глубинного смысла», игра разума.
  Кому-то доставляет удовольствие простое разглядывание фигурок людей с торчащими из разных мест предметами. Кто-то, - ровно на тех же правах, - «кайфует» от бредовых и абсолютно произвольных, выдуманных «на гора» им самим тайных смыслов. Каждому – своё. «Делай что хочешь»… Или всё-таки нет?

  У людей, делающих попытки выйти на «контакт» с реальностью есть одно качество, сильно «огорчающее» адептов постмодернизма. Их изыскания могут (и должны) перейти в действия, которые затронут «фантазёров». А для выдумок и мнимостей нет ничего страшнее встречи с реальностью: ты может считать себя королём ровно до тех пор, пока не встретишься с королём реальным, воле которого ты вынужден будешь подчиниться. Когда начальник заставит тебя мыть полы – станет сложно  жить мыслями о королевской власти.

  Но есть ещё один, «мета-» уровень. И здесь мы подходим к заголовку статьи: люди, продвигающие в массы постмодернизм, сами не хотят жить по его правилам. Они используют постмодернизм как оружие массового поражения, оставляя себе особый, элитный островок, с которого можно со злорадным смехом взирать на жертвы среди «быдла». Принципы постмодернизма применяются ими не в силу их «истинности», а в силу их разрушительности. Культура для них – не только «развлекалово». Это даже не поприще для «стрижки денег». Культура ими воспринимается как поле боевых действий.
  Не знаю, можно ли назвать такое положение дел «везением», но наши воинствующие постмодернисты своей направленности не скрывают. Разбору их откровений будет посвящена следующая статья…

Tags: Босх, Ван Гог, культура, постмодернизм, смысл, философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments